Тест-вопросы о коронавирусе в Атырау

26 марта в 12:17 17568 просмотров


По последним официальным сводкам в Казахстане 97 подтвержденных случаев коронавируса. Ключевое слово – подтвержденных. Как в стране без достаточного количества объективных тест-систем формируется статистика? Только по симптоматике: заболел – сдал тест – получил подтверждение. Между тем тысячи (или уже десятки тысяч, точно никто не скажет) носителей не могут, даже заплатив, узнать свой статус – правительство постановило, что только врач может назначить диагностику и только по показаниям. То есть по всем признакам больному человеку. 

Медицина нашей области много чего не имеет, конечно, вопреки миллиардным бюджетам и социальному инвестированию нефтяных гигантов. Но в контексте нынешнего ЧП жизненную важность имеют всего несколько факторов, не считая дефицита элементарных защитных масок и недоступности тест-систем.

Заслуженная столица туберкулеза Атырау располагает 12 аппаратами искусственной вентиляции лёгких. Между тем именно аппарат ИВЛ это единственный шанс выжить в случае наступления сопровождающего Covid-19 осложнения на легкие – дыхательной недостаточности. 12 штук на всю область, будем надеяться, исправных. Для сравнения: в соседней ЗКО, не имеющей специфического туберкулезного шлейфа – 60 ИВЛ, в Актобинской – 120, и тамошние власти сейчас решают вопрос закупа дополнительных единиц из резерва области. В городах Нур-Султан и Алматы  – 173 и 600 соответственно. Занимательная статистика получается. Особенно учитывая, что борта с возвращающимися из-за рубежа соотечественниками решено направлять в том числе и в Атырау. 

21 марта прибыл рейс из ОАЭ со 127 пассажирами. По состоянию на тот день в Эмиратах было зафиксировано 159 больных – против казахстанских 53. Разница в 3 раза плюс миллионы туристов со всего мира плюс вылет из гигантского эмиратского хаба, где пересекаются сотни авиарейсов, в том числе из пылающей вирусом Европы. Но все пассажиры того рейса после измерения температуры разъехались по домам. В том числе по соседним регионам в битком набитых поездах, автобусах и такси. Большой вопрос к местной исполнительной власти, к обоим акимам – а они знали об этом рейсе? И если знали, то почему потенциальным носителям вируса, представляющим реальную опасность для жителей вверенных им города и области, не было обеспечено тестирование? Догадываюсь, что тест-системы велено жестко экономить – всего 10 тысяч тестов на всю страну, часть из которых поступила по гуманитарной линии, разгуляться не позволят. Цифра была озвучена министром здравоохранения Биртановым 13 марта. На тот момент были «на подходе» еще 100 тысяч тестов, но после этого Биртанов цифры не обновлял, видимо, тесты еще не подошли. Но ведь есть план Б у местной власти – карантин. 

В то, что 127 пассажиров распустили без тестирования и карантина, даже не верилось – а для кого тогда были койко-места, разработанные штабом стратегии, планы А, Б и далее по алфавиту? Не для рапортов же отобрали под временные карантинные помещения при ЧС готовые к сдаче жилые многоэтажные дома? В частности, в Береке теперь долго не увидит своих жильцов новый 240-квартирный дом, еще несколько таких же в городе. Другой вопрос – а почему не здание тубдиспансера, брошенное почти сразу после сдачи  в Сарытогае лет 6 назад (его построили и обнаружили, что оно не нужно – прим. автора). Времени на то, чтобы расконсервировать и подготовить под медицинские нужды реальное медицинское учреждение, а не жилые помещения, было достаточно.

Уже имеющаяся практика показывает, что персональной обратной связи новый глава региона избегает. Даже в условиях чрезвычайной ситуации. Возможно, в самоизоляции? Хороший был бы пример для тех, кто принял ЧП за возможность безнаказанно погулять. Но если не шутить, то очевидно, что за весь этот период глава области с обеспокоенными жителями вверенного ему региона ни в какие коммуникации не вступал. Что происходит за наглухо закрытыми дверями кабинета на 7-м этаже облакимата, какие меры гарантом нашей безопасности и здоровья предпринимаются – неизвестно. А может там идут бои за дополнительные ИВЛ и за экспресс-тесты? Или за обеспечение населения защитными масками, антисептиками и остро дефицитными сегодня в аптечной сети витамином С и цинком по адекватным ценам; за установку достаточного количества санитайзеров во всех торговых точках за счет их владельцев; за регулярную и постоянную дезинфекцию публичных мест; за срочную покупку изоляционных транспортировочных боксов (саркофагов) для больных; за обеспечение высокой степени безопасности условий работы медперсонала; за недостающих нам реаниматологов – где их искать, если накроет девятый вал? Да за миллион еще вопросов можно воевать в это непростое для всех нас время, имея в руках ресурс представителя власти в такой весомой в рамках бюджета страны области, как наша. При условии имеющихся инициативы и решимости. 

Остаются робкие ростки надежды на то, что на «олимпе» нас слышат; греют два последних факта: пошумели мы на публичных площадках, опа – и рейс из Киргизии весь протестировали. Потом студентов из Нидерландов. Победа, считаю. Получается, не «султан», а соцсети и СМИ нам, слабым, опора в этом качающемся мире.

Судя по скорости результатов, это были экспресс-тесты. О которых хорошо бы помнить, что у инфицированного украинца экспресс-тесты четырежды показали отрицательный результат. Но человек был явно болен, и подтвердить диагноз у мужчины удалось только лабораторно. 

Зульфия  БАЙНЕКЕЕВА





Комментарии пока доступны только в полной версии сайта

Перейти к комментариям (46)