Ричард Хоув: «Бегаю для здоровья, собираю книги. А ещё я управляющий директор NCOC»

21 июня 2019 в 15:28 7074 просмотра


Корреспондент «АЖ» встретилась с управляющим директором оператора Северо-Каспийского нефтегазового проекта NCOC Ричардом ХОУВОМ, заступившим на эту должность в феврале нынешнего года. Речь шла о проведенном недавно капитальном ремонте на Кашагане и заводе «Болашак» и о многом другом, связанном с нефтедобычей на Каспии. Господин Хоув был сдержан в оценках и прогнозах, но почти всегда отвечал по существу (правда, некоторые вопросы оставил без комментариев), а в конце беседы даже мило пошутил.  

«КАПРЕМОНТ БЫЛ ЗАПЛАНИРОВАН ДАВНО»

- Что было сделано в ходе капремонта на месторождении и на заводе? Консорциум уже сообщал, что ремонт был запланирован давно, однако академик Муфтах ДИАРОВ считает, и сказал об этом в статье, опубликованной в нашей газете, что это решение было ускорено в том числе и его неоднократными выступлениями в СМИ. 

- Мы действительно запланировали этот капитальный ремонт заранее, и провели его в полном соответствии с требованиями безопасности, техническими и нормативно-правовыми нормами. Ещё и дополнительно реализовали некоторые проекты, которые позволили расширить наши производственные мощности. Если до остановки завода мы добывали 340 тысяч баррелей в сутки, то после обратного запуска - около 370 тысяч.

- Казахстан входит в организацию ОПЕК+, члены которой  в конце прошлого года договорились о снижении добычи...

- В качестве оператора и подрядчика мы не комментируем данный вопрос. Обращайтесь в министерство энергетики.

- Ранее добычу на Кашагане останавливали из-за некачественных труб, которые потом пришлось заменить. В этот раз в ходе капремонта вы проверили трубы, как они там на дне моря?

- Состояние трубопроводов отличное. Мы провели инспекцию трубопроводов своими силами, а также привлекли сторонних наблюдателей. У нас имеется дополнительное системное программное обеспечение, которое осуществляет мониторинг трубопроводов на круглосуточной основе.

- Вы сказали про дополнительные проекты, о чем идет речь?

- На наземной установке подготовки нефти и газа установили  ребойлеры – они позволяют осуществлять очистку оборудования без его остановки. А на морском комплексе  для увеличения добычи две эксплуатационные скважины были переоборудованы в нагнетательные.

- Сколько сейчас скважин на морском комплеке?

- По Этапу №1 все работы по бурению завершены. У нас сейчас 40 скважин: 5 из них нагнетательные на данное время, остальные – эксплуатационные. 

- И какая самая глубокая?

-  Около 6  километров ниже уровня острова D.

- Сколько на данный момент добыто угледовородного сырья из всего извлекаемого ресурса?

- На сегодня - 211 миллионов баррелей. На нынешний год запланировано около 13 миллионов тонн.

- Можете озвучить общую сумму, которая была потрачена на капитальный ремонт морского комплекса и завода «Болашак»?

- Не могу. Могу только сказать, что это был очень дорогой проект.

НЕ СРАВНИТЬ С КАШАГАНОМ, НО ТОЖЕ СГОДИТСЯ

- На какой стадии освоение месторождений Каламкас-море и Хазар?

- Как вам уже известно, эти проекты являются первым проектом освоения сразу двух месторождений на севере Каспия. Каламкас-море входит в СРП Северного Каспия, а Хазар – в СРП «Жемчужина». Для нас более предпочтителен тот вариант, когда мы осваиваем эти месторождения одновременно для обеспечения синергии. В таком случае они танут более привлекательными в плане регионального хаба. Если мы в будущем выявим, что эти проекты слишком маленькие и коммерчески не выгодны, то сможем привязать к ним для совместного освоения новые разведанные месторождения, чтобы обеспечить экономическую рентабельность.

- Каковы разведанные запасы Каламкас-море и Хазара?

- Около 70 миллионов тонн. По сравнению с Кашаганом, конечно, это цифры другого порядка. 

- Можете назвать сумму инвестиций в Каламкас-море и Хазар?

- На данный момент нет, потому что, мы пока не приняли никаких инвестиционных решений.

- Сколько там будет скважин?

- В рамках текущей концепции по освоению – от 30 до 50.

- Когда там планируется начало добычи?

- Мы предоставим план по освоению к ІІІ кварталу этого года. Если его одобрит минэнерго, то начнем базовое проектирование через 2 года. В течение 3 лет инвесторы примут свое окончательные инвестиционные решения.

- Будут ли проводиться общественные слушания?

- Да, в соответствии с законодательством РК мы будем проводить все необходимые общественные слушания ПредОВОС и ОВОС. Подготовку ПредОВОС, в частности, уже завершили и провели.

- Какая ведётся работа по развитию доли местного содержания? Ведь его доля в ТРУ (Товары. Работы. Услуги) низка, особенно в товарах.

- Доля местного содержания в консорциуме составляет около 43%. В плане товаров наши показатели, конечно, не достигли того максимума, на который мы расчитываем. Но мы над этим работаем - совместно с министерством энергетики и ТОО PSA.  Считаем, чтоувеличение доли МС полезно не только для экономики Казахстана, но и для партнеров по консорциуму. При этом должен отметить, что мы превысили планку по местному содержанию, установленную в рамках СРП на 2018 год.

О СЕРЕ, СЕЙСМИКЕ И ТЮЛЕНЯХ

- Сколько серы на заводе «Болашак», как она складируется и куда отправляется?

- Годовой экспорт серы с «Болашака» составляет 1,1 миллион тонн. Ежедневно с заводского терминала уходит примерно 60 вагонов.  Если вы будете на данном объекте, то увидите, что отправляемая сера гранулирована. У нас накопилось некоторое количество, около миллиона тонн – это связано с тем, что добыча была начата до того, как появился объект по переработке серы. Но теперь появляется возможность гранулировать её и отправлять опережающими темпами, так что такие «запасы» скоро исчезнут. 

- Куда отправляте серу?

- Акционерам передаем, они сами распоряжаются, сами продают через свои дистрибьюционные каналы.

- Каков процент серы в кашаганской нефти?

- Примерно 15 процентов.

- На работу консорциума как-нибудь повлиял недавний скандал с трубопроводом «Дружба»?

- Никоим образом. 

- Значит, ваши продукты не попали в этот трубопровод?

- Мы не знаем, какими трубопроводами отправляют свою нефть акционеры. Я только знаю, что у нас скважины постоянно работают на полную мощность.

- Под Каспийском морем проходит тектонический разлом. Какова сейчас на Каспии сейсмическая ситуация, кто за этим следит, стоит ли нам тревожиться?

- Могу сказать, что у нас работают одни из лучших геомехаников в мире. В дополнение к высококачественным инженерно-техническим работам мы проводим много исследований. В рамках обязательств по Кодексу «О недрах и недропользовании» взяли на себя обязательство по строительству мониторинговых станций. На сегодня у нас работают 14 станций на земле и в море, они покрывают всю территорию Кашагана. Дважды год мы собираем  и анализируем данные с этих станций, затем предоставляем Департаменту «Запказнедра», чтобы они провели свой независимый анализ. Данные мониторинговые системы используют систему GPS, применяются также приборы микросейсмического исследования. И на настоящий момент никаких аномалий мы не выявили.

- Знаю, что вы не скажете, но всё же: какова себестоимость кашаганской нефти?

- Вы угадали. Извините, но не скажу. 

- В этом году был отменен мониторинг по тюленям, что будет  дальше? И возвращаясь в целом к общественным слушаниям по вашим проектам: общественность, как правило, выступает против.

- Я могу сказать, что всегда будут люди, которым нравится то, что мы делаем, и люди, которым не нравится априори. Но мы проводим и будем проводить слушания, потому что нам очень важно мнение общественности. Что касается тюленей – мы заключили договор со Всероссийским научно-исследовательским институтом по океанографии на проведение мониторинга популяции каспийского тюленя. Договорились, что проведем исследования в текущем году с использованием летающей лаборатории. У нас были планы провести эти облеты в феврале-марте этого года, но, к сожалению управление воздушным движением запретило в связи с проведением военных учений. Мы будем продолжать эту работу.

- Недавно работники подрядной организации на Тенгизе не вышли на работу, требуя повышения зарплаты. У вас как регулируются такие конфликты?

- Я слышал об этом. В рамках NCOC у нас никогда таких проблем не было.

ГЛАВНОЕ ХОББИ  ТОП-МЕНЕДЖЕРА

- Расскажите, где раньше работали, о семье, чем занимаетесь в свободное время.

- Мне нравится Атырау, это очень хорошее место. Я работал в Бразилии, Нигерии, Малайзии, по штатам США, и ничего похожего на Казахстан и Кашаган не видел: по масштабу работ, техническим сложностям, структуре акционеров этому проекту нет аналогов в мире. Мы пригласили специальную компанию McKinsey, чтобы определить уровень нашей конкурентности по сравнению с другими такими же операторами в плане безопасности, надёжности и затрат. Изучив кашаганский проект, эти опытнейшие эксперты были в шоке от сопровождающих его технических сложностей - мы до сих пор пытаемся понять поведение скважин, и  где именно находится вода в пласте, как найти баланс между опустошением коллектора и закачкой газа, и так далее и так далее... Но справляемся.

Что касается личного - я здесь живу с семьей, у меня жена и трое детей. Бегаю для здоровья, катаюсь на велосипеде, собираю книги. Кстати, свою работу в NCOC тоже считаю хобби. Шутка.

Нургуль ХАЙРУЛЛИНА

Фото автора





Комментирование этой новости отключено по прошествии определенного срока.