Хроники неофициальной катастрофы

8 марта 2019 в 00:00 32528 просмотров


Первые публичные сводки о массовой гибели рыбы зарегистрированы 2 декабря прошлого года. Сегодня на календаре 7 марта. Сотни тысяч рыбьих тушек почти равномерно распределились в толще речного льда. Это та, что вспухла от трупных газов, всплыла и вмерзла в ледяную поверхность. Подводные съемки доказывают — на не видном нашему глазу дне разлагается еще не одна тысяча тонн. Самое страшное, что она продолжает гибнуть. Но в официальном Атырау оснований для беспокойства нет.

МЕРТВЕЧИНА ПО ПОЯС

В нашей редакции действует кодекс. Задача журналиста это три правила: поиск, обработка и передача информации. Чем меньше в его работе личного, в материалах — эмоций, тем выше он ценится. Эти правила - по мне, я всегда за нейтральную, слегка отстраненную позицию в тексте. Но не в этот раз. У меня вопросы, много вопросов. 

Шокирующие новости о гибели рыбы настигли меня в долгожданном отпуске: шесть тысяч километров от родного дома, по древним мостовым растекается мягкий солнечный свет, вокруг километры и тонны архитектурной вечной красоты, дорого и красиво одетые люди беззаботно треплются под крохотную чашечку кофе, смеются - а мой мессенджер переполнен этими видео с тоннами дохлой рыбы, просматривая которые я инстинктивно прикрываю рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. А в голове пульсирует — Уралу конец, а значит и городу, нужно хватать близких и бежать... Уверена, в те дни такие мысли одолевали многих. Потом накрыла рутина, работа, заботы, Новый год и вообще: нас нигде не ждут; надо приспосабливаться; и вишенка на торте - а может, само рассосется?.. Не рассосалось.

За эти несколько дней перед сходом льда мы провели надводные и подводные съемки от центрального моста и вниз - Сельстрой, Балыкши, ММС, Жумыскер, Еркинкала, Курилкино, Зарослый, Дамба, Пешной... Адово зрелище. Был Урал-батюшка, Акжайык, стал - рыбье кладбище, могильник. Всюду тлен, смерть, неотвратимость. Под водой тонны уже почти сгнившей, еще разлагающейся и только издохшей или издыхающей рыбы: сейчас косит уже мелочь, только вставшие на плавник караси, лещи, жерех, вобла, бычки, чехонь, тарань, судаки-бершата... Все мальки — мертвы, даже выносливый сазан сдался. Ребята-рыбаки рассказывают, что в январе вытащили тушу 80-килограммового сома... Вообще в январе, рассказывают они, было совсем страшно — высота устилавших дно ровным слоем мертвых рыб была им по пояс. Я прикидываю в уме: это почти 90 см получается?

Подсчитать масштабы катастрофы, нащупать какие-то рамки - невозможно. До сих пор не названы ни истинные причины, ни размер нанесенного природе ущерба, ни возможные последствия для нашего, человеческого, здоровья. А они неизбежны. Просто потому что в природе всё так устроено, что когда гибнет одно ее звено, неминуемо страдают соседние. Оголившиеся в проталинах останки клюют птицы, растаскивают бродячие животные...

Кто знает, что они разносят в своих желудках? Если от этой воды всё еще мрет рыба, то что сейчас происходит с нами? Какой возможный ущерб наносит прямо сейчас нам потребление этой воды, в которой может все еще присутствует это нечто, убившее сотни тысяч, а может, миллионы особей рыбы? Или какой накопительный эффект эта вода может оказать в будущем на попавших в заложники своего Урала атыраусцев? Солнце припекает, вода очень быстро прогреется и процесс разложения пойдет стремительно, мы продолжим пить эту воду с трупными массами? А что будет с морем, когда с паводком туда принесет весь этот биомусор? А море вообще исследовали, что происходит сейчас в устье — золотой колыбели всей здешней фауны? Недавно чиновники выражали надежды на паводок — а с Ириклинским водохранилищем переговоры вели? Сбросят ли они нам чуть больше воды, чем в предыдущие годы, или как обычно наплюют на соседей снизу? И почему в конце концов не объявляется ЧС, ведь наша рыба продолжает умирать, а значит, умирает наша река, священная и сакральная. Неужели мнимая стабильность стоит этого? Мнимая, потому что эти вопросы роятся не только в моей голове. Может и вправду нам всем пора отсюда бежать. А компенсация будет? 




СЛОВА, СЛОВА, СЛОВА…

Ужас и оцепенение первых дней сменились жаждой сатисфакции, мы жадно следили за новостями: комиссия, совещания, уголовное дело, кандидаты в подозреваемые...

Попытку скрыть масштабы бедствия иллюстрируют нестыковки в «показаниях» представителей различных ведомств: 

2 декабря Атырауская областная территориальная инспекция лесного хозяйства и животного мира заявила о 1,3 тонны собранной мёртвой рыбы.  

10 декабря руководитель департамента общественного здоровья Темирбек МУСАГАЛИЕВ сообщает о «110 единицах» и некоем «лабораторном анализе, который показал, что состав воды в Урале чистый и опасности для жизни и здоровья населения нет». К слову, Мусагалиев не уточнил, на какие именно компоненты производились анализы.

На сайте Национального центра аккредитации есть сведения о 62 лабораториях в Атырауской области. Я скачала и изучила документы об области аккредитации каждой из них. Серьезные исследования питьевой воды в Атырау проводят 4 крупные химические лаборатории, в общей сложности почти на сотню критериев и показателей спектра гидрохимических анализов. Это нефтепродукты, АПАВы, фенол, цианиды, селен, ртуть, бензопирен, нитриты, нитраты, фосфор, формальдегид, мышьяк и т.д. На какие компоненты департамент общественного здоровья заказал исследования, чтобы уверенно заявить о безопасности воды, которую вынуждены пить жители города Атырау? 

Судя по дальнейшему сценарию — на аммиак (сильнодействующее газообразное ядовитое вещество). Потому что именно его объявили первым подозреваемым на местном уровне. Но постойте, по словам токсикологов, обнаружить растворенное в воде летучее вещество можно в лучшем случае в течение первых нескольких часов. Казалось бы, первый мор должен был стать и последним. Но не стал.

13 декабря заместитель руководителя Атырауской областной территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Арман МУЛДАШЕВ сообщает: новых фактов гибели рыбы нет. Но 18 декабря в соцсетях свежее видео — рыба снова мрет.

20 декабря найден новый виновник. Министр энергетики Канат БОЗУМБАЕВ звучал убедительнее — он перечислил компоненты исследований: температура, водородный показатель, азот аммонийный, АПАВ, взвешенные вещества, железо общее, нефтепродукты, нитраты, нитриты, сульфаты, сухой остаток, хлориды, фенолы. И заявил о превышении по хлоридам.

Хлорка, верите? Я не химик, но сдается даже мне, что для наступления последствий такого масштаба в реку должны были быть сброшены такие объемы хлора, что инцидент квалифицировался бы уже как диверсия. Да и человеческое обоняние вполне себе анализатор: будь концентрация хлора столь высокой, мы не смогли бы попросту эту воду пить; впрочем, так же легко обнаружить и аммиак — резкий запах нашатырного спирта на отравленных участках держится до недели.

И последний камушек в министерский огород — срок жизни хлора в воде тоже очень короткий, следы соединений хлора испаряются спустя сутки. То есть он мог потенциально отравить и улетучиться. Но либо это не хлор, либо кто-то продолжает сливать производственные объемы хлора в реку. 

Время идет, но чиновники упорно отрицают очевидную действительность: 

25 декабря заместитель руководителя департамента охраны общественного здоровья Амантай ЖУМАГАЛИЕВ ссылается на пробы воды и экземпляры еще живой рыбы: «Все результаты анализов не вызывают опасений». Но постойте, а в какой токсикологической лаборатории проводились исследования биоматериала, если в Атырауской области (в отчетах ее еще любят называть «флагман рыбной промышленности») своей нет? Специалисты утверждают, что результаты анализов корректны лишь при условии проб материала еще живой рыбы. 

ВЗГЛЯД ИЗ АСТРАХАНИ

Я связалась с лабораторией водных проблем и токсикологии КаспНИРХ Астраханской области. Токсиколог просила не называть ее имени, но согласилась прокомментировать ситуацию. Она призналась, что слышала о катастрофе в Урале, и что с коллегами они отслеживают развитие событий.

- В СМИ упоминался в качестве причины хлор. Но он испаряется в первые несколько часов. Аммиак или может аммонийный азот? Не знаю, определить оба эти показателя сложно, поскольку они улетучиваются в течение первых суток, зависит от применяемых методов. Есть конечно экспресс-анализы, но это всё не внушает доверия, признаться. Если бы содержание в воде было такой концентрации, жители бы однозначно почувствовали запах аммиака или хлора, - утверждает специалист.

- К вам не обращались из нашей области с предложением провести анализы рыбы или воды?

- Если не ошибаюсь, какие-то попытки были. Но мы ставим обязательным условием, что рыба для проб должна быть еще живая, а с этим возникли проблемы. На самом деле делается по-другому. Исследуется состояние реки и рыбы выше по течению, с того участка, где отслеживается погибшая рыба -  лежащая на боку или всплывающая — изучается вопрос работающих выше этого места предприятий и веществ, используемых в ходе технологического производства. На мой взгляд, есть еще одна вероятность: может источник отравления какое-нибудь старое несанкционированное захоронение? Возможно даже еще с советских времен. Знаете же, как у нас любили всё закапывать. Выкопают ямку поглубже, всё сольют, закопают и вроде как не было никогда. Может, замолчали такие факты и тихо свернулись. Такое захоронение могло просто подмыть подземными водами или с грунтовыми вынести на поверхность. Сейчас этого никто не знает, не отследить. Нужно обращаться в архивы, старые материалы поднимать, искать какие были в этом районе предприятия в советское время, работавшие с сильными химическими отравляющими веществами. Это должно быть что-то очень сильное, судя по последствиям, - говорит моя астраханская собеседница. 




ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТОВ

- У нас в реке Урал не зарегистрировано ни одного факта гибели рыбы, было только три случая в мелких водоемах, да и по факту это мелкие речки со стоячей водой, - сообщил мой коллега, журналист газеты «Уральская неделя» Лукпан АХМЕДЬЯРОВ.

Значит, Урал выше по течению чист. На сегодня самая высокая точка по течению в нашей области, где обнаружена дохлая рыба - Геолог. И ниже оттуда вплоть до Пешного река кишит останками. Исследованы ли участки выше Геолога? Мне в том районе в акватории реки известны только уложенные по дну нефтепроводные трубы КТК и КТО. Проверялись ли эти предприятия на предмет причастности? Какие еще предприятия работают выше? А может и правда искать стоит в прошлом и задавать вопросы в прошедшем времени — какие предприятия там работали 10-20-30 лет назад? Но вопросы задавать нужно, так же как и отвечать на них. 

Еще 10 декабря минувшего года на заседании специальной комиссии аким Атырауской области Нурлан НОГАЕВ дал ряд поручений уполномоченным органам.

Приведу всю цитату по пунктам:

«Проблема должна быть решена в срочном порядке».

Не решена.

«Используйте все возможности, чтобы определить точную причину гибели рыбы».

Причина неизвестна.

«Все силы уполномоченных органов должны быть брошены на предотвращение новых возможных фактов замора рыбы».

Рыба мрет по сей день.

И вместо тысячи слов кадр выше. Сделан 6 марта. У меня всё на сегодня.

Зульфия БАЙНЕКЕЕВА

Фото и видео автора





Комментирование этой новости отключено по прошествии определенного срока.