​Психиатр «своих» видит сразу

3 ноября 2016 в 00:00 11040 просмотров

Image 3

Недавно во всем мире отметили День психического здоровья. В Казахстане каждый четвертый человек нуждается в помощи специалиста-психиатра.

БОЛЕЗНЬ ПРИХОДИТ НЕЗАМЕТНО

– Есть немало пациентов, которые нормально работают, создают семьи, и никто не знает, что они состоят у нас на учёте, – говорит заведующая диспансерным отделением областного центра психического здоровья Турсынай КЕНЖИЕВА.

О том, что весной и осенью у психически больных людей начинается обострение, журналисты знают не хуже врачей. Ежегодно в это время в редакции начинают обращаться люди, истории которых одна фантастичнее другой. И немудрено – согласно статданным Республиканского центра психического здоровья, примерно треть пациентов с т. н. пограничными состояниями, нуждающихся в специальной помощи, до них не доходят. Депрессия успешно маскируется под различные хронические заболевания, а человек годами лечит в поликлинике бессонницу, спину или желудок, не понимая, что так его организм реагирует на стресс. А психологические проблемы так и остаются нераспознанными.

Image 0

Турсынай КЕНЖИЕВА

К нам, к сожалению, приходят уже больные люди. Не с реакцией на стресс (есть у нас такой диагноз, это не психическое и не неврологическое заболевание, а пограничное состояние), а уже больные. Любой человек реагирует на стресс, вопрос лишь в том, как он это делает. Так вот часть пациентов «застревает» в поликлиниках, лечат болячки, первоисточником которых являются пограничные состояния. А вот обратиться к нам не решаются, потому что в народе сложилось мнение, что в психоневрологической больнице лечатся лишь душевнобольные. И чтобы разрушить этот стереотип, в работу нашей службы вносятся различные изменения. Во-первых, мы поменяли название. Во-вторых, решили приблизить услуги своих специалистов к населению. Участковые психиатры, которые раньше принимали в диспансере, теперь сидят в обычных поликлиниках. Подобный проект реализовывался в пилотном режиме в Караганде и Семее, а с ноября к ним присоединился Атырау. Сегодня наши специалисты - психолог, психиатр и медсестра – принимают в поликлинике №7. Уверены, что это позволит выявлять пациентов, нуждающихся в нашей помощи, еще на ранних стадиях, – говорит главный врач областного центра психического здоровья Куаныш НУРМУХАНОВ.

Image 2

Куаныш НУРМУХАНОВ

Центр поменял свое название, но кое-что врачи изменить не в силах. Центр по-прежнему располагается в старых и тесных помещениях барачного типа, бывшем здании тюрьмы. Самый старый корпус был построен в 1937 году, а самое «новое» здание – в 1973-м. В одной палате должны проходить лечение по 2-3 пациента, а здесь лежат по 6-8, иногда 10. Эта ситуация, конечно же, не способствует их душевному равновесию. В свое время власти планировали построить новое здание на спонсорские средства, была подготовлена ПСД, но проект так и не осуществился.

ДЕТИ ТРЕБУЮТ ВНИМАНИЯ

В Атырауской области на учете у психиатров сегодня состоит более 5 500 человек, среди них около 400 детей и 200 подростков. Специалисты отмечают рост числа пациентов среди пожилых людей, которые обращаются к ним по поводу деменций – возрастного слабоумия, болезни Альцгеймера и других расстройств.

И каждый год количество больных растет. Согласно медицинской статистике, в 2000 году в структуре различных заболеваний депрессивные расстройства занимали 4-ю строку, но уже сегодня специалисты прогнозируют, что к 2020 году они выйдут на 2-е место – сразу после онкологии и сердечнососудистых заболеваний.

По словам психолога центра Людмилы ГИБАТУЛЛИНОЙ, в прошлом году они плотно работали с обласной прокуратурой. В 192 школах и колледжах области было проведено специальное исследование, позволившее выявить уровень тревожности у детей. По результатам этой работы 26 детей и 12 подростков получили психологическую помощь специалистов.


Порой родители сами приводят детей и подростков к специалистам центра с жалобами на то, что ребенок стал практически неуправляем или наоборот, замкнулся в своем мире.

Как правило, оказывается, что в анамнезе у ребенка есть неврологические заболевания, поражения центральной нервной системы, были родовые травмы, асфиксии при родах, травмы шейного отдела позвоночника. Кроме того, в подростковом периоде возможно изменение характера – гиперактивный ребенок становится спокойным домоседом, и наоборот. И в этой ситуации большую роль играет семья: состояние ребенка может быть обусловлено как генами, так и отношениями с родителями и ближайшими родственниками, говорит Л. Гибатуллина.

Она советует родителям внимательно следить за состоянием детей и обязательно обращать внимание, если подросток вдруг стал замкнутым, проводит слишком много времени за компьютером, потерял интерес к учебе, не может спать, жалуется на головные боли, стал агрессивным. Если ребенок часто просыпается в 4-5 утра – тоже нужно бить тревогу. Всё это проявления тревожного состояния. Возможно, ему требуется помощь специалистов – невропатолога, психолога, эндокринолога и т. д.

Кстати, распространено мнение, что подростковый возраст начинается лет с 12, и потому родители недоумевают, замечая частую смену настроения у 10-летнего ребенка. На самом деле, по утверждению специалистов, подростковый период длится с 10 до 15 лет.

КОГДА НУЖНА СПРАВКА

Бытует мнение, что иногда в психбольницах проходят лечение люди, которые в этом не нуждаются. То есть родственники просто используют тревожное состояние пациента в своих корыстных целях: прикрываясь заботой о здоровье больного человека кладут его в больницу, чтобы получить возможность распоряжаться его имуществом, деньгами. Но, по утверждению Людмилы Гибатуллиной, подобное мнение является отголоском прошлого. Сегодня положить человека в психиатрическую больницу очень сложно. Сначала нужно привезти его на прием, чтобы врач увидел его и осмотрел. Проводится несколько встреч с психологом, с другими специалистами. Многие пациенты лечатся амбулаторно, днем. В стационар направляют лишь тех, кто представляет реальную угрозу для себя и окружающих, либо же в период обострения болезни.

Image 1

Людмила ГИБАТУЛЛИНА

С прошлого года забот у врачей центра психического здоровья прибавилось: всех желающих получить права направляют сюда на собеседование. Я поинтересовалась у врачей, как часто во время этой процедуры они выявляют «своих» пациентов. И знают ли они о том, что все тесты вместе с ответами сейчас легко можно найти в интернете. В общем, насколько легко обмануть специалиста?

Те, кто получает права в первый раз проходят тестирование на компьютере, а те, кто просто их восстанавливает – отвечают на вопросы в бумажных опросниках, говорит Т. Кенжиева. На моей практике мы при этих процедурах выявили только одного больного – у него была умственная отсталость. Но на учете у нас он не состоял. Это общеустановленная форма тестирования на определение каких-то пограничных состояний, действующая на территории всей страны. Мы не исключаем возможности, что больные люди могут попытаться обмануть врачей, подготовившись к тестированию с помощью интернета. В психиатрии нет инструментальных обследований, позволяющих сразу выявить болезнь. Но хороший специалист вычисляет «своих» пациентов уже в тот момент, когда они стоят в очереди – по поведению.

Вы говорили о том, что ваши пациенты могут спокойно устраиваться на работу, прекрасно трудятся и ведут обычный образ жизни. Но ведь есть же сферы, где они не могут работать.

– Да, они не имеют права работать с детьми, с механизмами, которые представляют опасность, на вредных производствах. Государственные учреждения образования, крупные нефтяные предприятия, производства, на которых используются химические препараты, обычно требуют от соискателей принести справку о том, что они не состоят у нас учете. И это правильно. А вот частные организации образования, банки, мелкие фирмы почему-то не озабочены этим вопросом.

Но ходить по всем фирмам и проверять их на наличие работников, состоящих у нас на учёте, мы не обязаны.

Зульфия ИСКАЛИЕВА

Фото Марата ТАКУЛИНА





Комментирование этой новости отключено по прошествии определенного срока.