В ожидании Годо, или годы ожидания

25 декабря 2013 в 10:05 10760 просмотров

В канун нового года «АЖ» обратился к ведущим экспертам Казахстана с просьбой дать оценку уходящему году и сделать прогноз на предстоящий 2014-й.

Досым САТПАЕВ, директор «Группы оценки рисков», специально для «Ак Жайыка»

ПОЧЕМУ ОН МОЛЧИТ?

Если обозначить одним словом впечатление от 2013-го, то это – разочарование. По всем направлениям страна больше топталась на месте, чем двигалась вперед, с точки зрения повышения своей конкурентоспособности. Политическая жизнь в 2013 году также не была интересной. Это связано с тем, что не был дан ответ на самый главный вопрос: о перспективах страны после ухода действующего президента из политики. Все понимают, что рано или поздно это произойдёт, многие хотели бы увидеть контуры механизма смены власти ещё несколько лет назад. Кстати, в конце августа 2013 года рейтинговое агентство Standard&Poors заявило следующее: «…неопределённость, связанная с высокой централизацией процесса выработки и реализации политических решений, а также неясность относительно характера передачи президентской власти создают высокий политический риск».

Таким образом, фактор времени уже давно играет против Акорды, и 2013 год не внёс ясности. Интересно, что в марте этого года, во время визита главы государства в Израиль, снова появилась информация о том, что одной из целей этого визита было лечение. В свою очередь, в ответ на все разговоры о собственном здоровье президент в октябре заявил о том, что здоров и готов работать до декабря 2016 года. Но это лишь означает, что глава государства снова растягивает время на размышление по поводу преемственности власти. И это является скорее минусом, чем плюсом. Ведь, как гласит известная поговорка: «Человек предполагает, а бог располагает».

СТАРАЯ КОЛОДА

Что касается других политических событий, то некоторые из них, например, кадровые перестановки в правительстве, напоминали тасование старой колоды. Действительно, в январе было  образовано министерство регионального развития РК, которому передали часть функций от других государственных структур. Во главе министерства поставили Бакытжана САГИНТАЕВА, который также получил пост первого заместителя премьер-министра РК. Затем в ноябре Бакытжан Сагинтаев оставил пост министра и стал просто вице-премьером. В свою очередь бывший министр финансов Болат ЖАМИШЕВ возглавил министерство регионального развития, а его должность занял Бахыт СУЛТАНОВ, который уже работал в правительстве Карима Масимова. Все эти изменения произошли после жесткой критики президента в адрес правительства. Хотя косвенно эта критика была не только в адрес нынешнего премьер-министра Серика АХМЕТОВА, но и камень в огород бывшего главы правительства Карима Масимова, при котором разрабатывались многие программы в рамках индустриально-инновационного развития страны. Как обычно, большинство из этих программ выполняли лишь роль «потёмкинских деревень».

Одним из результатов аппаратных игр является уход Григория МАРЧЕНКО с поста председателя Национального банка и назначение на его место бывшего вице-премьера Кайрата КЕЛИМБЕТОВА, который является сторонником усиления контролирующей роли государства в экономике. Именно поэтому казахстанские банки сейчас опасаются, что Национальный банк получит ещё больше полномочий в сфере контроля финансового сектора страны.

ФИГУРЫ ДЛЯ ФОРС-МАЖОРА

Более интересными являются перемещения в верхней палате парламента и в Верховном суде РК. Новым спикером сената парламента стал  Касым-Жомарт ТОКАЕВ, который когда-то уже занимал этот пост. При любом раскладе спикер сената, в рамках Конституции, является вторым человеком после президента. Именно он заменяет главу государства в случае политического форс-мажора. Что касается бывшего спикера сената Кайрата МАМИ, то его назначили на пост председателя Верховного Суда Казахстана. Понятно, что любой спикер сената и любой председатель Верховного суда должны будут обеспечить легитимность как самого механизма преемственности власти, так и будущего преемника, которому понадобится поддержка законодательной и судебной ветвей власти. Поэтому на эти кадровые перестановки стоит обращать внимание.

ЗОНТИКИ В БУРЮ НЕ СПАСУТ

Что касается внутриполитической обстановки в стране, то, с одной стороны, власти иногда сами провоцировали рост протестных настроений, как это было с неудачной попыткой проведения пенсионной реформы, которая вызвала в обществе негативную реакцию. В результате в отставку ушёл министр труда и социальной защиты РК Серик АБДЕНОВ, который хорошо сыграл свою роль «мальчика для битья». С другой стороны, сохраняется опасная ситуация, при которой ни власть, ни оппозиция не знают точно, какой протестный потенциал есть в стране. Он слишком разношёрстный и проявляется в разной форме – будь то молодёжные погромы на концерте Кайрата Нуртаса в Алматы, создание новых протестных движений, как, например, «За справедливые декретные» или появление граждан Казахстана в Сирии, где они заявляют о желании участвовать в боевых действиях на стороне религиозной оппозиции. Все это говорит о том, что 2013 год пополнил копилку тревожных ожиданий, и ситуация в стране на самом деле не контролируется властями. И это странно, так как последние несколько лет в Казахстане можно было наблюдать попытки Акорды усилить этот контроль через создание зонтичных структур, каждая из которых отвечает за поддержание стабильности и порядка в курируемых ими сферах. Некоторые из них, как партия «Нур Отан», существуют давно. Другие начали создаваться несколько лет назад, как, например, Фонд  национального благосостояния «Самрук-Казына». Другие появились в этом году, как Национальная палата предпринимателей, которая теперь курирует малый, средний и крупный бизнес, или недавно созданный Единый накопительный пенсионный фонд, в который целенаправленно аккумулируют солидные финансовые ресурсы. Есть ещё медийный холдинг «Нур Медиа», контролирующий информационное поле, а также Гражданский альянс, взявший под контроль существенную часть неправительственных организаций. Главная цель всех этих «зонтиков» – восстановить управляемость политической и экономической систем. Но у них это плохо получается. В связи с новыми обвинениями Генеральной прокуратуры Казахстана в адрес Рахата АЛИЕВА (сейчас Рахат ШОРАЗ) по поводу его участия в убийстве оппозиционного политика Алтынбека САРСЕНБАЕВА нельзя исключать того, что в 2014 году начнётся новая информационная война между Астаной и бывшим зятем. В 2013 году было определённое затишье. Но у Рахата Шораза ещё припасены чемоданы с компроматом, которые, возможно, будут использованы для новой дискредитации казахстанского руководства.

УХОДЯТ В ПОДПОЛЬЕ

В лагере казахстанской оппозиции в уходящем году произошел очередной политический раскол, когда ОСДП приняла решение отказаться от объединения с партией «Азат». Следует отметить, что этот новый раскол в оппозиции не только сильно ее дискредитирует в глазах протестных групп, но и является дополнительным козырем в руках власти, которая уже давно заявляет о том, что у нее нет в стране сильных оппонентов и достойных конкурентов.

Но самая серьезная опасность заключается в том, что ослабление влияния зарегистрированных и легально действующих оппозиционных партий может привести к тому, что часть протестных настроений перейдет в более радикальную сферу, в том числе связанную с экстремистской деятельностью.

НА ИГЛЕ

Что касается экономической ситуации, то, с одной стороны, наша зависимость от сырьевого сектора в 2013 году не уменьшилась. Большинство сценариев развития экономики Казахстана еще долгое время будет увязываться именно с ценой на нефть, будь то формирование трехлетнего бюджета или рост ВВП. Это подтверждает и ажиотаж вокруг Кашагана, куда сначала пришли китайцы, а затем начались технические проблемы после первых попыток начать добычу нефти.

В других отраслях экономики также не было больших успехов. Это, кстати, показала критика президента в адрес правительства и акимов. Хотя сама критика была лишь констатацией одних и тех же «резиновых» проблем: неосвоение бюджетных средств или их неэффективное использование, высокий уровень коррупции и провал многих государственных программ, особенно в регионах.

ТС И ВТО: СНАЧАЛА МИНУСЫ…

Что касается прогнозов на 2014-й, то хочется надеяться, что в следующем году Акорда, наконец, обозначит возможные контуры смены власти. Дальше затягивать эту проблему уже опасно. Что касается правительства, то довольно нестабильным является положение премьер-министра РК Серика Ахметова. После мощной информационной атаки на правительство в этом году тут же возникли предположения о его скором уходе со своего поста. Но президент пока не торопится его убирать с должности премьер-министра. Это связано с традиционной практикой поддержания внутриэлитного баланса в рамках системы сдержек и противовесов. То есть С. Ахметов пока получил временный карт-бланш, но, судя по всему, не очень большой. К тому же в 2014 году у казахстанского правительства будет еще один серьезный экзамен. Речь идет о возможном вступлении республики во Всемирную торговую организацию (ВТО). Тем более, что ожидаемые плюсы Казахстана от вступления в ВТО пока носят общий характер и растянуты на длительную перспективу. При этом минусы имеют непосредственный и краткосрочный эффект. Объяснение простое. Казахстан многим странам интересен лишь в качестве рынка сбыта своей продукции и сырьевого придатка мировой экономики.

Не меньше вопросов и по поводу текущих позиций республики в рамках Таможенного союза, где в 2013 году уже возникло немало экономических разногласий между Казахстаном, Россией и Белоруссией. Думаю, что в 2014 году эти разногласия не будут решены, особенно на фоне подготовки создания Евразийского экономического союза в 2015 году.

ИРАНСКИЙ ФАКТОР

В то же время именно конъюнктура цен на сырьевых рынках, а не казахстанское правительство, является главным регулятором экономических процессов внутри страны. У нас даже бюджет страны разрабатывается исходя из цены на нефть. Например, в бюджете Казахстана на 2014-2016 годы цена на нефть заложена в размере в $90 за баррель. Учитывая, что падение или рост сырьевых цен зависит от многих, в том числе непредсказуемых экономических и политических факторов в мире, самостоятельность нашего правительства при принятии долгосрочных решений очень ограничена. Стратегической инициативы у него нет. Более того, надо сейчас внимательно понаблюдать за разногласиями Ирана и Саудовской Аравии в рамках ОПЕК. Например, в начале декабря 2013 года иранский министр нефти уже заявил, что страна готова развязать ценовую войну и снизить стоимость нефти до $20 за баррель за счет увеличения ее добычи, если Саудовская Аравия не сократит свою долю в ОПЕК и не освободит место для иранской и иракской нефти. Кстати, Тегеран надеется, что в 2014 году будут частично сняты экономические санкции с Ирана со стороны Запада, что позволит стране нарастить нефтедобычу. В любом случае падение цен на нефть ниже $50-60 уже составит проблему для Казахстана.

Также в 2014 году непонятной остается ситуация с Кашаганом. Между иностранными компаниями, участвующими в разработке месторождения «Кашаган», и государственными структурами Казахстана уже сейчас возникли противоречия по поводу сроков возобновления добычи нефти. Например, министр нефти и газа РК Узакбай Карабалин заявил о том, что возобновление добычи нефти на Кашагане ожидают в декабре текущего года. В свою очередь, по данным Wall Street Journal, добыча на месторождении возобновится не раньше первой половины 2014 года. Естественно, что задержка добычи коммерческой нефти на Кашагане вызывает беспокойство у казахстанского правительства, так как рост ВВП страны в 2014 году связывали, в том числе, с кашаганской нефтью.

Что касается курса тенге, то процесс медленной девальвации национальной валюты уже начался и будет продолжен в 2014 году. На этот процесс будут оказывать влияние многие факторы: и конъюнктура цен на сырье, и ситуация в соседней России, и новая политика Национального банка РК.

АФГАНСКИЙ ФАКТОР

По поводу внутриполитической ситуации в стране, можно сказать, что социальное напряжение будет расти и прорываться в разных формах. Этот тренд наблюдается уже давно, и у властей нет эффективных механизмов для профилактики протестных настроений. Проблема в том, что таких протестных групп стало слишком много. И они очень разношерстные. Одних волнуют только социально-экономические проблемы. Другие делают ставку на политические требования. Третьи действуют в подполье, предпочитая работать с более радикально настроенной частью общества, в первую очередь, с молодёжью.

Определённые риски для всей Центральной Азии, в том числе и для Казахстана, существуют по поводу серьёзного сокращения военного присутствия США и их союзников  в Афганистане в 2014 году. В этой связи Узбекистан, Таджикистан и частично Россия уже заявили о возможной угрозе проникновения на территорию Центральной Азии террористических групп из Афганистана, состоящих из граждан разных стран региона, включая граждан Казахстана.

Интересно, что представитель Верховного комиссара ООН по делам беженцев в Центральной Азии Сабер АЗАМ недавно заявил, что после вывода войск из Афганистана на постсоветское пространство хлынет большое количество беженцев. По его данным, около 6 тысяч афганцев уже готовы пересечь границу в качестве беженцев. Понятно, что речь идет не только о Центральной Азии, но и о других приграничных с Афганистаном государствах. Хотя, если прогноз Сабера Азама подтвердится, то одной из наиболее привлекательных стран Центральной Азии для афганских беженцев может быть скорее экономически благополучный Казахстан, чем Таджикистан или Узбекистан. Но проблема будет заключаться не только в самой миграции афганских беженцев. В этом году Комитет национальной безопасности Казахстана уже озвучил информацию о том, что более сотни выходцев из Казахстана воюют на стороне различных зарубежных террористических организаций, в основном, в Афганистане. Как было заявлено, эта информация была предоставлена спецслужбами России. Наверное, потому, что вербовкой казахстанских граждан в основном занимались люди с российского Кавказа. В этой связи появление в Центральной Азии большого количества афганских мигрантов, среди которых в регион могут проникнуть члены террористических организаций, представляет проблему более существенную, чем дополнительные финансовые расходы на обустройство беженцев.

Подготовила Сауле ТАСБУЛАТОВА

Продолжение следует...





Комментирование этой новости отключено по прошествии определенного срока.